Печать
Категория: Креатив
Просмотров: 246

1

Небо в тот день было необычно серым, скорее всего, от смога, но возможно и из-за прихоти Аматэрасу. Город Ошириносекаи вырос из маленькой рыбацкой деревеньки, и поэтому тянулся на двадцать километров вдоль побережья. С одной стороны ограниченный океаном, с другой – острыми скалистыми горами. Главная улица, Суторито, здесь была одна, извилистая и узкая. Это создавало массу неудобств горожанам, ведь по ней же двигался транспорт из Чокучо в Канботсу и дальше, через Ана до самого Токио. Многочисленные подземные переходы и автомобильные развязки не очень помогали. Здесь всегда было очень шумно, а воздух был малопригодным для дыхания.

Тем не менее, маленькая Мико Са очень любила здесь гулять. Ей нравился этот шум, бегущие туда-сюда люди, поток машин, цветные витрины магазинов и вентиляторы кондиционеров. Взрослые часто спрашивали себя: что делает здесь эта маленькая девочка в старинном респираторе без кислородного баллончика, – но никогда не озвучивали этот вопрос вслух. Ведь в Ошириносекаи все были очень вежливы и не позволяли себе лишнего.

А на самом деле эта девочка просто гуляла. Ее мама работала в рыбном магазине в конце Суторито, и Мико всегда после школы ходила к ней. Не помогать, нет, ведь она была еще слишком мала, чтобы потрошить рыбу. Но она очень хорошо считала головы и хвосты и следила, чтобы их количество всегда совпадало.

Вечером они вместе ехали домой на метро. Метро было не настоящее, а как в парке отдыха, с маленькими вагончиками и кондуктором в синей униформе с золотыми пуговицами. Но для этого города было достаточно и такого.

Сегодня, как мы уже сказали, небо было серым, и Мико по пути пела грустную песню о Солнышке, которое обиделось на Луну и спряталось в океане в раковине моллюска. Люди провожали ее добрыми взглядами, а некоторые даже пробовали подпевать. Но скоро спохватывались, оглядывались – не видел ли кто – и замолкали. Ведь это было так нескромно.

Мико почти дошла до магазина. Оставалось спуститься в последний переход, и она окажется прямо напротив входа в «Са-Ка-На». Но тут ее внимание привлекла крохотная куколка. Она стояла на парапете, отделяющем вход в подземку от несущихся мимо автомобилей. Странно было, что никто ее не замечал. Никто, кроме Мико.

Девочка остановилась.

Куколка стояла и смотрела в серое небо. Ее руки были засунуты в карманы смешных цветастых штанишек на подтяжках. На ногах были ботинки-лодочки с загнутыми вверх ногами, на голове – широкополая шляпа.

Мико не удержалась и протянула к ней руку. И в этот момент кукла перестала созерцать серую пелену и посмотрела на девочку. Глаза ее были такого же серого цвета, холодные и внимательные.

– Ой! – воскликнула девочка.

Но особо не удивилась, ведь сейчас делали очень, очень хорошие куклы. Некоторые умели даже – хи-хи – кушать и какать.

– Меня зовут Мико Со, – представилась Мико. – А тебя как зовут?

Кукла недовольно поморщилась. Сжала малюсенькие кулачки и открыла рот:

– Ма... Ма... Ма...

– Мама? – подсказала ей Мико.

– Массаракш! – выкрикнула кукла и прыгнула прямо на девочку.

Мико машинально сделала шаг назад, и кукла попала гораздо ниже, чем собиралась. Она ухватилась своими ручонками за подол платья девочки, повисла на нем и впилась острыми зубками в правую ногу чуть выше колена.

Мико закричала и стала стряхивать с себя плохую куклу. Ей это удалось, хотя и не сразу.

По-прежнему громко крича, она побежала вниз, натыкаясь на прохожих, постоянно оглядываясь. И не зря – кукла, быстро перебирая ножками, преследовала ее. И не отставала.

Вбежав в «Са-Ка-На», она захлопнула за собой дверь. Ее, плачущую и дрожащую, сразу отвели в подсобку к матери. Но напоследок она все-таки оглянулась – кукла провожала ее злобным взглядом, рот был испачкан красным; потом она исчезла.

Рану обработали и перевязали, и в конце концов Мико успокоилась. Но никто не поверил, что ее укусил маленький злой гномик. Ведь никто его не видел.

Еще не видел.

2

А теперь – лучше бы и не видел. За последние годы мир погрузился в хаос, и причиной тому были злые гномики, в которых никто не верил. В разных странах их называли по-разному, но суть всегда оставалась одна: это были демоны, чистое зло, вездесущее и вездепроникающее. Рарёкаи – так их назвали японские журналисты, и имя это быстро распространилось, – были родом из радиоактивных окрестностей Фукусимы и, очевидно, являлись отдаленными потомками нескольких десятков пропавших без вести во время наводнения жителей префектуры. Они быстро множились и легко захватывали новые территории. Особенно высокоэнергетические – атомные электростанции и склады с продовольствием.

И еще они ненавидели людей. За что – выяснить не удалось. Немногие пойманные рарёкаи отказывались разговаривать, хотя было доказано, что они обладают определенным интеллектом, а их общество оказалось неожиданно организованным. Единственное, что можно было услышать от них, это «массаракш». Исследования показали, что это слово уходит корнями в научную фантастику второй половины двадцатого века, но никакой связи с гномиками установлено не было. Возможно, писатели встречались с ними уже тогда, но это было маловероятно. Место происхождения рарёкаи было установлено очень точно.

Когда человечество осознало угрозу, было уже слишком поздно: маленький народец быстро распространился по всей планете. Гномики были неприхотливы, а пищи им пока хватало – они были всеядны. Люди в панике разрабатывали способы борьбы с ними, но мало преуспели. Яды действовали плохо и легко распознавались врагом. Ловушки помогали лишь отчасти: например, в некоторых местах сейчас было очень распространено укрытие на сваях, на которых были закреплены многочисленные иглы, лезвия и силки типа кроличьих; такие жилища позволяли людям хотя бы временно оставаться вне зоны досягаемости рарёкаи.

Куда проще было бы, если бы человечеству пришлось сражаться с гигантами. Их было бы легко обнаружить и легко уничтожить. Современное оружие не оставило бы им никакого шанса. А гномики размером с крупную крысу... Как с ними бороться? Как ловить? Из чего стрелять? Разве люди уничтожили крыс и тараканов? Нет. Их уничтожили рарёкаи. Съели, если быть до конца точным.

3

Свеча уже почти догорела, когда Эрен вернулся с охоты. Мико безумно обрадовалась его возвращению. Ведь каждый раз, когда он уходил, она боялась, что больше никогда его не увидит. Находиться за пределами пещеры было очень опасно.

Эрен принес двух чаек. Мясо у них, конечно, было так себе, жесткое и вонючее, но выбора у них не было. Давно не было. Город внизу давно обезлюдел. У рарёкаи там тоже не было постоянного контингента – напомним, они любили более «теплые» места, наверное, оттого их до сих пор ни разу не видели на международной станции в Антарктиде, – но засады они устраивали регулярно. Маленькое горное поселение – все, что осталось от Ошириносекаи, – постоянно теряло там людей. Тем не менее, эти экспедиции были нужны. Во-первых, это был самый короткий путь к океану для рыбаков, во-вторых, несмотря на то, что продукты давно были уничтожены мелкими пожирателями органики, в городе оставалось немало предметов, необходимых для выживания, в том числе медикаменты и оружие.

– Вы их не встретили? – спросила Мико Са.

Эрен, жадно поглощавший ужин, вздрогнул и мотнул головой.

– Нет, сегодня все было чисто, – ответил он.

– Мне кажется, ты чего-то не договариваешь.

Он действительно не договаривал. То, что он видел сегодня, было слишком ужасно.

На юге, со стороны Чокучо, собралась огромная армия рарёкаи. Их были тысячи. Они жгли свои маленькие костры, играли на свистульках и танцевали вокруг светящихся кастрюлек с радиоактивными отходами. Это было неспроста. Похоже, что маленький народец собрался в решающий поход, и время людей на Земле окончательно закончилось.

Чуть позже, когда солнце ушло в воду на горизонте, Мико ощипывала чаек, а Эрен отчаянно вычесывал вшей, пришел Арман, их друг детства. Он принес с собой какую-то странную штуку, длинную с удобными ручками и колесом на конце.

– Что это? – удивилась девушка.

– Это наше новое оружие против карликов, – вместо Армана ответил Эрен, и вытащил из кучи хлама в углу такое же устройство; на длинной штанге сбоку было написано «Toyota».

Это были мотокосы. Молодые люди решили, что они идеально подойдут для того, чтобы косить врага, – надо только заменить пластиковую струну на металлическую. И заточить. Чем они занялись.

4

На следующий день друзья отправились испытывать свое оружие. Кроме того, они были вооружены традиционными автоматами и мачете. С ними пошли и другие горожане, заинтересованные в успехе испытаний.

Долгое время рарёкаи им не попадались вообще, а далеко заходить на юг люди побаивались. Даже невооруженным глазом предгорье там выглядело как муравейник.

– Вот бы сейчас скинуть на них атомную бомбу, – сказал кто-то.

– Думаешь, никто этого не делал? – ответил ему Эрен. – Я слышал, что первое время против них пробовали разное оружие, и атомное тоже. Но они плодятся быстрее, чем мы их убиваем.

Они завернули в супермаркет. Еды в нем давно не было – что-то успели спасти жители, что-то было уничтожено врагом, – но все знали, что рарёкаи часто приходили туда, где все еще оставался запах продуктов. И вот здесь, между разграбленных полок и шелухи рваной упаковки под ногами, маленький отряд людей ждала удача.

Из подсобки вдруг выскочил один маленький гномик, за ним второй и третий. «Массаракш!» – крикнул первый и взмахнул остро заточенной берцовой костью, очевидно, детской. И тут же отовсюду раздался дробный топот множества ног.

Зажужжали косы. Гномики недоверчиво остановились, но уже через секунду кинулись вперед. Многие из них прыгали по стеллажам и были особенно опасны.

– Получай! – крикнул Арман; из-под его косы брызнула кровь, и полетели во все стороны ошметки плоти.

Тут же к нему присоединился Эрен. Раздались выстрелы – остальные прикрывали гномокосильщиков от атаки сверху.

– Банзай! – воодушевленно кричали люди, впервые получив преимущество в схватке с пронырливыми рарёкаи. Все были перемазаны кровью, кишками и какой-то отвратительной слизью, но это только еще больше распаляло их боевой дух.

Через несколько минут с мелкими гадами было покончено. Все поздравляли друг друга с победой, а еще больше – изобретателей нового оружия. Сразу по окончании сражения они направились в хозяйственную секцию за косами, а на пути домой на заправочной станции захватили несколько канистр с бензином.

Вечером в городе был праздник.

5

Было еще раннее утро – солнце едва осветило горные пики, когда часовые подняли тревогу. Лагерь был полностью окружен.

Комендант, хромой лысый мужчина с генеральскими погонами на старом заношенном кителе, которого все звали не иначе, как Лёва, вышел из своей пещеры, встал на камень и поднял руку.

– Друзья! Враг у порога нашего дома! Его орды бесчисленны, его зубы остры, его злоба беспредельна! Вот-вот мерзкие карлики преодолеют ограду, и нам придется решать, кто мы – еда дрожащая или люди, трусливые псы или воины. Да, скорее всего, никто из нас не увидит следующего рассвета. Но мы умрем в бою! И прихватим с собой тысячи этих ублюдков! К оружию, братья и сестры! К оружию!

Все поддержали его криками и ударами прикладов о землю.

Укрепления лагеря были весьма основательны и сложны. Верхняя граница – два ряда забора, опутанного колючей проволокой. Здесь места были труднодоступны даже для рарёкаи. Нижняя граница – такой же забор, ров с нечистотами, двухметровый вал из земли и камней с бойницами. И по всему периметру вышки с пулеметами.

Но враг, как показал опыт рухнувшего в бою мира, был хитер и проникал везде. Темные сырые подвалы, вентиляция и канализация – это была стихия рарёкаи. Маленький рост был их слабостью, но, в то же время, и их силой. История знала случаи, когда во время осад, подобных этой, они пользовались тем, что в шуме боя люди забывали слушать землю, делали подкоп и прорывались прямо в центр позиций осажденных. Конечно, люди делали выводы и учились. Хотя зачастую некому было передать полезную информацию другим – гномики уничтожали всех без исключения.

Защитники Ошириносекаи как раз получили преимущество в вооружении. И не исключено, что сегодняшняя атака была связана именно с этим – рарёкаи не хотели, чтобы секрет мотокос был передан другим людям.

Арман, глядя с бруствера на пока еще держащихся на дистанции гномиков, высказал эту мысль вслух. Эрен решил, что Арман, скорее всего, прав, но они все равно уже ничего не смогут сделать. Обходивший позиции комендант услышал их разговор. Лёва был разумным человеком, поэтому делая выбор между грядущей судьбой человечества и уже решенной судьбой их города, он сразу принял верное решение.

– Вы, двое! – сказал он.

– Да, генерал Лёва! – ответили молодые люди, вскидывая в салюте мотокосы.

– Немедленно отправляйтесь в Канботсу и доложите им о наступлении рарёкаи. А так же о нашем новом оружии.

– Но мы же окружены!

– Возьмите еще одного человека и попытайтесь прорваться через горы – там линия фронта не такая плотная, как внизу.

– Есть, генерал! Но почему бы нам не связаться с Канботсу по радио?

– Радио не работает. Эти гады что-то такое излучают – когда их много, связь невозможна даже на двадцать шагов.

Он был абсолютно прав.

Конечно, друзья нисколько не раздумывали, кого им взять с собой для выполнения их миссии. Мико Са, возможно, не самый лучший боец, но она, тем не менее, дожила до этих дней, а это чего-нибудь да стоит. Мико сильная девушка и она легко сможет нести на спине канистру с бензином для гномокос. Да и поесть приготовит, если повезет.

Чтобы обеспечить успех операции, горожане организовали ложную атаку на противоположном участке лагеря. Впрочем, никто особо не предполагал, что это как-то поможет тройке отважных.

Так и получилось. Несмотря на обстрел из всех видов огнестрельного оружия и взрывы «коктейлей Молотова», рарёкаи не стали передислоцировать свои силы. Просто на место выбывших гномиков пришли новые.

Арман, Эрен и Мико перекинули через забор мостки и через несколько секунд оказались на той стороне. Эрен забросил доски обратно в лагерь, и они направились вверх по каменистому склону.

6

«Массаракш!»

Из-за огромной глыбы выпрыгнул очередной рарёкаи. Он размахивал ручками, на которые были нацеплены перчатки с длинными острыми лезвиями, и страшно кривлялся. Взревела гномокоса Армана, и очередной враг испачкал землю, камни и кусты своими внутренностями.

– Мальчики, вам не кажется, что все идет слишком просто? – спросила Мико Со.

– Триста восемьдесят два! – воскликнул довольный Арман, который вел счет своим победам.

И вопрос Мико остался без ответа. Хотя действительно, они прошли уже три километра, и до сих пор ни разу не вступали в серьезную схватку, подвергаясь лишь случайным атакам гномиков-одиночек. Бой в лагере, между тем, почти стих – до слуха молодых людей доносились лишь редкие выстрелы, а над позициями поднимался густой черный дым.

Они перевалили через высокий холм, который скрыл от них и город, и океан. Арман скомандовал привал и стал доставать из рюкзака консервы «Завтрак туриста» и упаковки «Чоко Пай». Эрен отложил в сторону гномокосу, достал мачете и стал охранять друга и жену.

– Нам нужно будет пройти до той горы, выйти на старую лесную дорогу, а там мы легко доберемся до Канботсу, – жадно поедая тушенку, сказал Арман.

– Надеюсь, мы успеем до следующей атаки, – озвучила общую мысль Мико. – Хотя я уже так устала от этой жизни, что иногда хочу, чтобы все это скорее закончилось.

Это возмутило Эрена. Он горячо воскликнул:

– Даже не думай об этом! Я тебе запрещаю! У нас все будет хорошо, вот увидишь.

Он не заметил, как за спиной него появился рарёкаи. Он был одет в одну набедренную повязку, а в каждой ручонке у него был зажат острый скальпель. Совершенно бесшумно он прыгнул на Эрена и в мгновение ока оказался у того на спине, вонзив свое оружие в шею молодого мужчины. Эрен завопил и закрутился, стараясь сбросить маленькую тварь с себя.

Арман и Мико вскочили с земли и бросились к нему на помощь, но было уже поздно. Рарёкаи прогрыз в теле Эрена большую дыру и полностью забрался в его тело. Эрен упал, слабо подергиваясь в конвульсиях.

Мико остобенела. Слезы потекли из ее глаз, падая на тело возлюбленного. Это было несправедливо! Эрен столько сделал для нее, поддерживал все эти годы, стал для нее смыслом жизни, и вот – такая бессмысленная смерть.

– Мне очень жаль, Мико, – услышала она.

– Ты не понимаешь! – крикнула девушка. – Ты ничего не понимаешь!

– Прости, на его месте должен был быть я, – с несколько неуместной патетикой сказал Арман. – А теперь мы просто обязаны донести наше знание до людей. Иначе смерть Эрена будет напрасной. И смерть всех тех, кто погиб в лагере.

– Иди, – отозвалась Мико Со. – Иди, а я останусь с ним. Я задержу их.

– Нет, мы пойдем вместе, – твердо сказал Арман. – Я не хочу, чтобы ты умирала.

Вдруг они заметили, что Эрен пошевелился. Потом сделал глубокий вдох и открыл глаза.

– Эрен! – радостно воскликнула Мико Со.

Эрен поднялся, слегка покачиваясь, и мутным взглядом посмотрел на свою жену и друга.

– Массаракш! – вдруг крикнул он и взмахнул мачете.

Голова Армана покатилась по земле, а туловище сначала рухнуло на колени, а затем, как в замедленной съемке, опустилось на землю. Темная артериальная кровь забрызгала все вокруг.

Мико в ужасе бросилась прочь от монстра, в которого превратился Эрен.

 
www.38i.ru